Yodda - новости регионов России

Девять дней 41-го

6.12.2016, 14:03
С 30 ноября по 8 декабря 1941 года по территории современного Зеленограда проходила линия фронта. Здесь, в окрестностях тогдашних деревень Матушкино и Каменка и поселка Крюково, был последний рубеж обороны Москвы. Прикоснуться к событиям тех дней можно, посетив экспозицию «Там, где погиб Неизвестный солдат» в Музее Зеленограда. В виртуальной экскурсии Инфопортала вы узнаете, сколько раз в ходе боев переходила из рук в руки станция Крюково, где жители Матушкино похоронили погибших немцев, и почему самая большая братская могила красноармейцев была устроена именно на 40-м километре Ленинградского шоссе.

Экспозиция, посвященная событиям Великой Отечественной войны, в Музее Зеленограда начинается с большого макета деревни Матушкино и ее окрестностей. Его изготовил уроженец и создатель музея этой деревни Борис Васильевич Ларин . На момент боев на последнем рубеже обороны столицы ему было без малого девять лет. Над этим макетом Борис Васильевич работал три года.

На нем хорошо просматривается Ленинградское шоссе (горизонтальная полоска вверху) и нынешний Панфиловский проспект (почти вертикальная полоска ближе к правому краю справа), который тогда назывался Крюковским шоссе. Именно по Крюковскому шоссе на рубеже ноября–декабря 1941 года проходила на этом участке обороны Москвы линия фронта. Правее были советские войска, левее — немецкие. Сама дорога была заминирована красноармейцами при отступлении.

Деревня Матушкино к декабрю 1941 года насчитывала 72 дома. Ее единственная улица шла от нынешнего Панфиловского проспекта (примерно от остановки «Березка») к территории современных автокомбината и завода «Компонент». Чуть южнее была еще так называемая слободка из 11 домов, которую полностью уничтожили в ходе боев и оккупации. Много домов пострадало и в самой деревне Матушкино. На месте уничтоженных изб Борис Ларин на своем макете изобразил их остовы. Вообще на макете неслучайны даже такие мелкие детали, как расположение воронок, образовавшихся после бомбежки деревни, или отдельных единиц боевой техники. Например, на окраине деревни можно видеть мощную пушку, которую немцы готовили для обстрела столицы, а на Крюковском шоссе (примерно в районе современного военкомата) — советский танк, который чудом прорвался в деревню Матушкино и расстрелял эту пушку, а потом подорвался на мине. Еще один наш танк «спрятан» в укрытии за нынешним мемориалом «Штыки». Это тоже неслучайно — в этом районе был крупный танковый бой, о котором вам наверняка расскажут на экскурсии в музее.

Деревня Матушкино, как и поселок при станции Крюково, была занята немцами 30 ноября. Немецкая танковая колонна в сопровождении автоматчиков вышла к деревне со стороны Алабушево, так как прорваться по Ленинградскому шоссе несколькими днями ранее захватчики не смогли. Наших войск в деревне к тому моменту уже не было.

Местных жителей немцы, в основном, выгнали из теплых домов в подвалы и землянки, которые те заблаговременно начали копать еще в конце лета — начале осени. Там матушкинцы в очень тяжелых условиях и провели несколько дней в ожидании освобождения деревни. Как вспоминал Борис Ларин, воду они добывали изо льда, который кололи на близлежащих прудах, выбираясь ночью из своего укрытия. Дом семьи Лариных не пережил оккупации. Свое воспоминание о нем Борис Васильевич сохранил вот в этом макете избы.

Контрнаступление советских войск под Москвой началось 5 декабря, а официальной датой освобождения Матушкино считается 8-е число. После освобождения на местных жителей пали заботы по восстановлению хозяйства и захоронению погибших солдат. На макете деревни можно разглядеть в ее центре пирамидку на братской могиле красноармейцев. Хоронили солдат и в районе нынешнего мемориала «Штыки». Выбор этого места был обусловлен во многом практическими соображениями — после боев там осталась удобная воронка рядом с размещавшейся позицией зенитки. В 1953 году вышло постановление об укрупнении захоронений, и останки солдат из деревни Матушкино тоже перенесли в могилу на 40-м километре Ленинградского шоссе. Тогда же здесь был открыт первый полноценный памятник. В 1966 году именно отсюда был взят прах Неизвестного солдата, который перезахоронили в Александровском саду у стен кремля. А в 1974 году на этом месте открыли монумент «Штыки».

Кстати, еще в период оккупации в деревне Матушкино было устроено захоронение погибших немецких солдат — кресты над их могилами тоже можно найти на макете Бориса Ларина. Но вскоре после освобождения останки немцев были выкопаны и зарыты заново в лесу — подальше от глаз людских.

По теме К 50-летию последнего пути Неизвестного солдата

Последний рубеж обороны проходил по территории современного Зеленограда и его окрестностей по линии Льялово–Матушкино–Крюково–Каменка–Баранцево. За Ленинградским шоссе оборону держала 7-я гвардейская стрелковая дивизия. От Ленинградского шоссе до совхоза «Красный октябрь» (территория нынешних 11-го и 12-го микрорайонов) — 354-я стрелковая дивизия. Именно в честь ее командира, генерала (на момент боев в районе современного Зеленограда – полковника) Дмитрия Федоровича Алексеева, назван один из проспектов нашего города. Станцию Крюково и ее окрестности защищала 8-я гвардейская стрелковая дивизия имени Панфилова. Сам легендарный Иван Васильевич Панфилов до наших краев не дошел — за несколько дней до этого погиб в деревне Гусенево Волоколамского района. Южнее Крюково стояли 1-я гвардейская танковая бригада и 2-й гвардейский кавалерийский корпус (в районе Малино и Крюково) и 9-я гвардейская стрелковая дивизия (в районе Баранцево, Бакеево и совхоза «Общественник»). Все эти части входили в 16-ю армию под командованием Константина Рокоссовского. Штаб армии буквально несколько часов находился в поселке Крюково, а потом был перенесен сначала в Льялово, а затем — в Сходню.

К началу зимы 1941 года положение на фронте было критическим. 2 декабря Йозеф Геббельс, министр народного просвещения и пропаганды нацистской Германии, попросил немецкие газеты оставить место для сенсационного сообщения о взятии Москвы. Немецкая пресса в те дни сообщала, что Москву уже видно в полевой бинокль. Для офицеров вермахта изготовили сабли с позолоченными эфесами, с которыми они должны были маршировать на параде по Красной площади. Одна из таких сабель представлена в экспозиции музея Зеленограда.

Здесь же можно видеть и образцы немецкого оружия, найденного в наших местах. В основном все эти экспонаты приносили местные жители. Появлению значительной части экспонатов Музей Зеленограда обязан поисковому отряду под руководством Андрея Комкова, активно работавшему в наших краях в первой половине 90-х годов. Остов немецкого пулемета MG34 (самый большой предмет в центре стенда) поисковикам пришлось не только откопать из-под земли, но и выпрямить. На момент обнаружения он был согнут почти под 90 градусов. Найденные в наших краях боеприпасы в музей несут до сих пор. Говорят, во время строительства развязки у «Штыков» с вопросом «А такое у вас есть?» приходили чуть ли не каждый день.

На этом фото представлены немецкая каска, ящики для пороховых зарядов, саперная лопатка и пенал для противогаза, который имел каждый немецкий солдат.

Советская армия значительно уступала немецкой в качестве вооружения. Достаточно сказать, что самым распространенным оружием в наших войсках была винтовка системы Мосина, стоявшая на вооружении еще с 1891 года — со времен Александра III.

По теме У деревни Крюково. 75 лет спустя

Немцы превосходили нас не только в вооружении, но и в личной экипировке. Конечно, фотоаппаратами и бритвенными принадлежностями могли похвастать, в основном, офицеры, но и в снаряжении немецких солдат был, например, небольшой пенал с антисептиком, обеззараживающим воду. Кроме того, обратите внимание на металлические медальоны, которые и сейчас, спустя 70 лет после войны, позволяют идентифицировать вновь найденные останки немецких солдат. У советских солдат, как известно, роль медальона выполнял пенал, в который клали (а иногда из суеверий — не клали) бумажку с именем. Такой пенал, кстати, тоже можно увидеть в Музее Зеленограда.

Железный крест II класса — немецкая награда времен Второй мировой войны.

Полевая медицинская сумка немецкого фельдшера с набором хирургических инструментов, перевязочных материалов и лекарств.

В соседней витрине представлены предметы немецкого военного быта, в том числе посуда. Говорят, такую посуду после войны еще долго можно было увидеть у местных жителей — отступая, немцы бросали свое имущество. А уж немецкую канистру вообще имела каждая уважающая себя семья.

Впрочем, как бы хорошо ни были экипированы немцы, надежда на быстрое завершение войны сыграла с ними злую шутку — они оказались не очень-то готовы воевать в условиях зимы. Представленную в витрине шинель, конечно, нельзя потрогать руками, но и так видно — на российские холода она не рассчитана. А декабрь 41-го выдался холодным — в день начала контрнаступления советских войск температура опустилась ниже 20 градусов.

В этой же части зала можно увидеть фрагмент интерьера деревенского дома того времени: модный в те годы венский стул, этажерка с книгами и бюстом Ленина, на стене — репродуктор. Такая же «тарелка» — только побольше и с раструбом — висела у станции Крюково. Местные жители собирались у нее, чтобы послушать сводки Совинформбюро о положении на фронтах.

Зал, в котором размещается военная экспозиция Музея Зеленограда, созданная к 50-летию Победы в 1995 году, разделяет на две части идущая по диагонали красная ковровая дорожка. Это одновременно и символ последнего рубежа обороны Москвы, и начало пути к далекой Победе. Рядом с символическим Вечным огнем скульптурные портреты полководцев, руководивших защитой столицы: командующего 16-й армией Константина Рокоссовского и командующего Западным фронтом (в состав которого входила 16-я армия) Георгия Жукова .

Бюст Рокоссовского — эскизный проект памятника, с 2003 года стоящего в парке 40-летия Победы. Его автором является скульптор Евгений Морозов.

Дальше экспозиция подробно рассказывает о воинских частях, державших оборону, а затем перешедших в контрнаступление на территории современного Зеленограда и его окрестностей.

Начнем с 7-й гвардейской дивизии. 26 ноября она прибыла из Серпухова в Химки, заняла позиции в районе Ложков, и там приняла первые бои на нашей земле. Один из полков дивизии попал в тех местах в окружение. Из кольца окружения солдат одному ему известными тропами вывел 66-летний местный житель Василий Иванович Орлов. После этого дивизия заняла оборону по правой стороне Ленинградского шоссе и 8 декабря 1941 года освободила Льялово и другие соседние деревни. Именем 7-й гвардейской дивизии названа улица в Сходне.

Командовал дивизией полковник Афанасий Сергеевич Грязнов.

В экспозиции Музея Зеленограда можно также увидеть китель, фуражку и перчатки Грязнова, в которых он принимал участие в параде Победы 24 июня 1945 года.

В составе 7-й гвардейской дивизии под Москвой воевал политбоец Кирилл Иванович Щепкин. Несколько раз он чудом избежал смерти, а впоследствии стал ученым-физиком, членом-корреспондентом Академии наук СССР. О том, чем политбойцы отличались от других солдат, вам расскажут на экскурсии в музее.

354-я стрелковая дивизия была сформирована в городе Кузнецке Пензенской области. В наши края она прибыла 29 ноября — 1 декабря, высадившись под сильным обстрелом на станциях Сходня и Химки. «Пензенцы» заняли оборону между 7-й и 8-й гвардейскими дивизиями — как уже говорилось, от Ленинградского шоссе примерно до современной Филаретовской улицы.

На подлинной карте, пробитой осколком мины, отмечен боевой путь дивизии — с 30 ноября 1941-го по сентябрь 1942 года — от Москвы до Ржева.

2 декабря 1941-го один из полков 354-й дивизии под командованием Баяна Хайруллина попытался освободить деревню Матушкино, но боевое крещение закончилось неудачей — немцы успели укрепиться в деревне и расставить огневые точки. Несколько дней после этого было потрачено на разведку, и в ходе начавшегося контрнаступления 8 декабря 354-я дивизия все-таки освободила Матушкино (а затем сходу ворвалась в Алабушево и Чашниково) — этому событию посвящен памятный знак недалеко от остановки «Березка».

В боях под Москвой дивизия понесла огромные потери. Если на 1 декабря 1941 года ее состав насчитывал 7828 человек, то на 1 января 1942 года — всего 4393 человека.

Среди погибших был политрук дивизии Алексей Сергеевич Царьков. Его имя выбито первым на памятнике на братской могиле у станции Крюково. В экспозиции Музея Зеленограда можно прочитать его письмо, которое он отправил своей жене и сыну 1 декабря: «Шура, мне выпала почетная доля защищать сердце нашей Родины красавицу Москву. […] Если жив останусь, пришлю письмо». Рядом — датированная 6 декабря похоронка…

Центральным эпизодом сражений на последнем рубеже обороны Москвы были, конечно, бои за станцию Крюково. Поселок при ней был самым крупным населенным пунктом на территории современного Зеленограда — он насчитывал 210 домов и около полутора тысяч жителей. В конце ноября участок железной дороги от Сходни до Солнечногорска оборонял бронепоезд №53, снаряженный в Тбилиси. В Музее Зеленограда можно увидеть подлинный боевой листок бронепоезда, в выпуске которого от 27 ноября рассказывается о бое с немецкими танками у станции Подсолнечная. Примечательно, что названия станций из соображений секретности приведены в этом тексте в сокращенном виде: Подсолнечная — П., Крюково — К. В последних числах ноября железная дорога в Крюково была отчасти разобрана, а пристанционные здания разрушены, и бронепоезд ушел в сторону Москвы. Впоследствии он воевал на Северо-Кавказском фронте, где и закончил свой боевой путь.

За Крюково велись очень упорные бои. За 9 дней станция восемь раз переходила из рук в руки, иногда по несколько раз за день меняя «хозяина». Местные жители вспоминали, что, сидя в своих укрытиях, слышали то русскую, то немецкую речь. Первая попытка освобождения была предпринята еще 3 декабря, но захлебнулась. После этого силы были брошены на получение разведданных о расположении огневых точек противника. Кроме того, по ночам в поселок приползали истребители танков — закидывали бутылками с зажигательной смесью технику и занятые немцами дома. Следующая атака наших войск на Крюково случилась 5 декабря, для этого была создана оперативная группа, которой командовал лично командир 8-й дивизии Василий Андреевич Ревякин, сменивший на этом посту погибшего Панфилова. Окончательно Крюково было освобождено только к вечеру 8 декабря. После боев здесь осталось огромное количество техники, которую немцы бросали, стремительно отступая, чтобы не попасть в окружение.

Несмотря на то, что немцы провели здесь совсем немного времени, они успели отметиться в Крюково и других населенных пунктах казнями местных жителей. Были казнены, например, учительница русского языка из поселка Крюково и председатель каменского колхоза. Тела их немцы оставили на улице и не разрешали убирать — для устрашения остальных.

По теме «Ночью над лесом стояло сплошное зарево от разрывов...»

В 1943 году художник Горпенко написал первую известную картину «Бой за станцию Крюково». В эти дни ее можно увидеть на выставке, открытой к 75-летию битвы за Москву в выставочном зале Музея Зеленограда в 14-м микрорайоне. В основной экспозиции музея представлена современная работа художника Сибирского. Ее, конечно, стоит воспринимать именно как художественное произведение, а не исторический документ.

Кстати, раз уж заговорили о художественных произведениях, вспомним еще и знаменитую песню «У деревни Крюково погибает взвод». Наверняка многим зеленоградцам интересно узнать, нашему ли Крюково она посвящена. Однозначного ответа на этот вопрос нет. Населенных пунктов с таким названием в окрестностях Москвы несколько, но в контексте Великой Отечественной войны наше Крюково — конечно, самое известное. И неважно, что в 1938 году оно получило статус поселка — для песни это допустимая «неточность». Впрочем, по словам автора текста этой песни Сергея Острового, деревня Крюково в его произведении — это собирательный образ.

Одним из самых известных участников боев в районе Крюково был старший лейтенант Панфиловской дивизии Бауыржан Момышулы, командовавший сначала батальоном, а потом полком. В начале декабря он был ранен, но в госпиталь не поехал. На фото ниже он в центре кадра.

Момышулы — главный герой повести Александра Бека «Волоколамское шоссе». После войны он сам стал писателем. Среди его произведений книга «За нами Москва. Записки офицера» и повесть «Наш генерал» об Иване Васильевиче Панфилове. У бывшей 229-й школы рядом со станцией Крюково стоит памятник Бауыржану Момышулы, а его имя унаследовала школа №1912, в состав которой несколько лет назад вошла бывшая 229-я.

Комиссаром полка под командованием Момышулы был Петр Васильевич Логвиненко, имя которого увековечено в названии улицы между 14-м и 15-м микрорайонами. В 1963 году Логвиненко переехал в Зеленоград и провел здесь остаток жизни, являясь активным участником ветеранского движения. Его портрет и некоторые личные вещи также можно увидеть на выставке Музея Зеленограда в 14-м микрорайоне.

Генерал Панфилов до наших краев, к сожалению, не дошел, но в боях в районе Крюково принимали участие два других, не менее известных военачальника: будущий маршал бронетанковых войск Михаил Ефимович Катуков и погибший 19 декабря 1941 года командир 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Лев Михайлович Доватор.

Кавалерия сыграла важную роль в обороне Москвы. В условиях снежной морозной зимы легкая маневренная конница зачастую оказывалась в боях надежнее и эффективнее техники.

А Доватор и Катуков были не просто коллегами, но и друзьями. В Музее Зеленограда представлены папаха, дубленка-кубанка и башлык (головной убор, завязываемый поверх шапки), которые Доватор подарил Катукову. Эти предметы в наш музей в 1970 году, после смерти мужа, со словами «на вашей земле подарено, вам и хранить» передала Екатерина Сергеевна Катукова.

Начавшееся 5 декабря контрнаступление наших войск во многом перевернуло ход Великой Отечественной войны. 8 декабря были окончательно освобождены Крюково, Матушкино, Льялово, другие деревни в окрестностях Зеленограда, 12 декабря — Солнечногорск, 16-го — Клин, 20-го — Волоколамск. Радостные события на фронтах, естественно, нашли свое отражение в советской печати. В свое время на даче в Менделеево нашли целую пачку газет тех времен — некоторые из них могут увидеть посетители музея.

В военной экспозиции Музея Зеленограда представлено еще много интересных предметов: солдатская гимнастерка 1941 года, упоминавшийся уже «медальон» красноармейца, личные вещи командира 354-й дивизии Дмитрия Алексеева. Здесь можно узнать о конфликте между Жуковым и Рокоссовским, услышать историю жительницы деревни Александровки Эрны Силиной, которая 16-летней девочкой стала медсестрой Панфиловской дивизии и прошла всю войну, изучить оружие времен войны.

Экспозиция «Там, где погиб Неизвестный солдат» занимает совсем небольшую площадь, но имеет огромную глубину. Поэтому мы советуем вам не просто посетить военный зал Музея Зеленограда, а обязательно сделать это с экскурсионным сопровождением. Вся необходимая информация о времени работы музея и условиях посещения представлена на сайте учреждения. Напомним, что в Музее Зеленограда также действуют постоянные экспозиции «История родного края», « Страницы истории Зеленограда » и « Военно-историческая миниатюра ».

Подготовил Павел Чукаев. Фотографии Василия Повольнова

Благодарим за помощь в подготовке материала сотрудников Музея Зеленограда Светлану Владимировну Шагурину и Веру Николаевну Беляеву.

Источник: www.netall.ru
07.06.2016, 20:11

Лето встретили дружным забегом

В минувшее воскресенье в Тамбове на лыжном стадионе в парке «Дружба» состоялся забег «Встречай лето», в котором приняли участие спортсмены областного центра, Рассказова, Моршанска, Уварова, Котовск..

07.06.2016, 3:06

Тридцать беззаботных дней

Департамент образования подготовил рекомендации по срокам каникул. Как сообщает сайт департамента, руководителям образовательных организаций рекомендовано установить в 2016-2017 учебном году..

© "Yodda" Новости регионов России, 2015. | e-mail: site@jjew.ru

Мнение редакции интернет сайта jjew.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях. Пользовательское соглашение
Яндекс цитирования